Увольнение из-за фотографий в соцсетях. правомерно ли это

Все ответы на вопросы по тематике: "Увольнение из-за фотографий в соцсетях. правомерно ли это" от профессионалов для людей. В статье собран материал и предоставлен в удобном виде. Если есть вопросы - обращайтесь к нашему дежурному юристу.

Увольнение из-за фотографий в соцсетях. Правомерно ли это?

Главная » Ответы на вопросы читателей » Увольнение из-за фотографий в соцсетях. Правомерно ли это?

Вопрос от Водонаевой Алены Александровны

г. Кирово-Чепецк Кировская область

Отдел кадров ком­пании, в которой я работаю, грозит уволить меня из-за фотографий, которые я выложила на своей страничке в социаль­ной сети. Имеет ли право работодатель отслежи­вать аккаунты подчинен­ных в соцсетях?

ответ UrOpora.ru

Отслеживание личной жизни работников и использование фактов этой жизни для регулирования рабочих отношений — это не что иное, как дискриминация, понятие которой раскрывается в ст. 3 Трудового кодекса РФ и является наруше­нием равных возможностей для реализации прав, а также учитыванием обсто­ятельств, не связанных с дело­выми качествами работника.

Статья З ТК РФ гласит, что человека не имеют права уво­лить с работы за принадлежность к какой-то общественной органи­зации или сообществу (кроме экс- мистских и иных, признанных вне закона), а также за порочащие его све­дения, полученные из социальных сетей.

Это касается, например, сексуальной ориентации, как причины увольнения. Такое увольнение будет признано незаконным со всеми вытекающими последствиями. И даже при естественном отсутствии по­добной записи в трудовой книжке достаточно будет предоставить дока­зательства (устные заявления двух свидетелей), чтобы суд принял сто­рону истца и обязал работодателя восстановить на работе сотрудника, уволенного из-за его принадлежности к сексуальным меньшинствам Реалии нашего времени таковы, что кадровые службы многих коммерческих компаний с пристрастием изучают профили сотруд­ников в социальных сетях, тем не менее увольнение из-за снимков фривольного содержания и тому подобных вещей незаконно.

Таким образом, если Вас пытаются уволить с занимаемой долж­ности из-за содержания аккаунта в социальной сети, просите пись­менное уведомление с указанием причин. И если там окажется пункт, касающийся сетевого общения или информации, которая мог­ла быть получена из профиля в социальной сети, у Вас есть право обратиться в суд за защитой нарушенных прав.

Если у вас есть вопросы задайте их в форму ниже, мы ответим в кратчайший срок.

Можно ли уволить работника за излишнюю активность в соцсетях?

Автор: Ирина Питунова, Алексей Иванов

Немецкая компания Willich уволила своего сотрудника из-за фотографии в соцсети. Руководителям не понравился снимок, на котором молодой человек несет на руках свою беременную невесту: официально этот работник уже несколько месяцев числился на больничном с межпозвонковой грыжей. Обманщика рассчитали в тот же день, даже без предварительного уведомления.

Кадровики уже готовы внести социальные сети в отдельную статью под увольнение. Так, еще четыре года назад служащая швейцарской страховой компании Nationale Suisse лишилась работы из-за пристрастия к Facebook. Женщина отпросилась с работы, сославшись на мигрень из-за долгого сидения перед компьютером. Но начальство заметило сотрудницу онлайн в Facebook. Ее уволили с формулировкой «утрата доверия компании».

В России два года назад своего поста лишилась судья из Улан-Удэ. Поводом стали фотографии на ее личной страничке «В контакте». Ирина Левандовская позировала с бутылками водки «Журавли» и «Зеленая марка», целовала их, обнимала, вешала бирки на уши вместо сережек. В итоге комиссия по судебной этике признала, что женщина опорочила судейское сообщество, и отправила ее в отставку.

Ирина Питунова, юрист, юридическая фирма Timofeev / Cherepnov / Kalashnikov :

На сегодняшний день Интернет стал самым главным источником информации как для организации-работодателя, так и для сотрудника компании.

Поэтому отзывы о работе в компании работодателя, о самом работодателе, о себе, как сотруднике этой компании, размещенные в сети Интернет, становятся доступны всем пользователям.

В связи с чем отслеживание работодателем информации о своем сотруднике вполне оправдано, поскольку подобные отзывы зачастую неоправданно порочат репутацию работодателя.

Однако Трудовой кодекс Российской Федерации не дает законных способов применить к сотруднику какой-либо вид дисциплинарного наказания, а тем более расторгнуть трудовой договор за неосторожное или некорректное высказывание в социальных сетях, за опубликованные фото или видео в личном профайле соцсетей скандального содержания.

Кстати, вышеназванный сотрудник немецкой компании Willich Даниэль, обжаловал свое увольнение в суде, после чего компания выплатила ему выходное пособие.

Но есть и противоположное решение суда, так Британский суд по трудовым спорам признал законным увольнение работника одного из магазинов Apple за негативные высказывания о компании в социальной сети. Об этом сообщается на сайте ifoAppleStore.com.

Суд посчитал существенным тот факт, что в корпоративных правилах Apple прописан строгий запрет на негативные высказывания о компании и ее продукции. Он также отметил, что даже приватные записи на личных страницах работников могут быть распространены их виртуальными друзьями и нанести ущерб имиджу компании.

Уволенный работник опубликовал закрытую запись в своем профиле в Facebook, которую впоследствии разместили у себя его коллеги и в итоге донесли содержание записи до начальства. В результате этого он был уволен «за грубый проступок». При этом подчеркивается, что работникам компании не запрещено публиковать записи в Интернете, однако в их содержании не должно быть упоминания Apple. Под запретом в том числе и упоминание компании как места работы человека.

Если же проанализировать судебную практику в экономически развитых странах, в том числе и в России, то пока сложно проследить устойчивую тенденцию в вынесении единообразного судебного акта. Суды становятся как на сторону работодателя, так и работника. Причина этого состоит в том, что судебная практика пока отстает от темпов развития социальных сетей и масштабов активности работников в них.

Для формирования устойчивой практики потребуется несколько лет.

Россия в вопросах регулирования активности граждан в социальных сетях, вероятнее всего, будет ориентироваться на Запад.

Но как бы ни складывалась судебная практика, работодателю на случай возможного суда по заявлению уволенного работника, обязательно необходимо иметь в компании корпоративные регламенты, которые регулировали бы активность сотрудников в социальных сетях. При этом необходимо не просто прописать, что приветствуется компанией, а что нет, но и обосновать данные требования.

Например, та же корпорация Intel на своем сайте опубликовала «Правила использования социальных сетей в корпорации Intel», где предусмотрела личную ответственность каждого сотрудника за публикуемые материалы.

Это повышает безопасность информации, дисциплинирует сотрудников, вынуждая общаться вежливо в соцсетях, дозируя объемы информации.

Однако не стоит забывать, что социальная сеть – это отличный инструмент для маркетинга, продаж и построения социальных связей. Поэтому лучше создать максимально благоприятные условия для расширения полезных контактов в социальных сетях, чем на нелестные отзывы о работодателях, коллегах, и уж тем более клиентах.

Читайте так же:  Как проводится инвентаризация задолженностей

Алексей Иванов, начальник Отдела кадрового консалтинга АКГ «Интерком-Аудит», к. ю. н.:

По общим правилам увольнение по инициативе работодателя возможно исключительно по основаниям, перечисленным в статье 81 ТК РФ. В соответствии с пунктом 5 названной статьи работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Таким образом, имеет значение установление того факта, является ли излишняя активность в социальных сетях нарушением трудовых обязанностей или нет. Полагаю, что при четком регулировании трудовой дисциплины любая активность работника в социальных сетях в рабочее время, не связанная с работой, может быть признана дисциплинарным проступком с соответствующими неблагоприятными последствиями для работника.

Что касается активности в социальных сетях работников в свободное от работы время на личных страницах и аккаунтах, то такие действия работника не могут быть предметом контроля со стороны работодателя. Вместе с тем, если излишняя активность работников в социальных сетях с точки зрения работодателя наносит репутационный вред имиджу компании, то в гражданском законодательстве есть правила, которыми организация может попробовать воспользоваться для защиты своей деловой репутации.

Можно ли уволить работника за излишнюю активность в соцсетях? /Комментарии экспертов/

Немецкая компания Willich уволила своего сотрудника из-за фотографии в соцсети. Руководителям не понравился снимок, на котором молодой человек несет на руках свою беременную невесту: официально этот работник уже несколько месяцев числился на больничном с межпозвонковой грыжей. Обманщика рассчитали в тот же день, даже без предварительного уведомления.

Кадровики уже готовы внести социальные сети в отдельную статью под увольнение. Так, еще четыре года назад служащая швейцарской страховой компании Nationale Suisse лишилась работы из-за пристрастия к Facebook. Женщина отпросилась с работы, сославшись на мигрень из-за долгого сидения перед компьютером. Но начальство заметило сотрудницу онлайн в Facebook. Ее уволили с формулировкой «утрата доверия компании».

В России два года назад своего поста лишилась судья из Улан-Удэ. Поводом стали фотографии на ее личной страничке «В контакте». Ирина Левандовская позировала с бутылками водки «Журавли» и «Зеленая марка», целовала их, обнимала, вешала бирки на уши вместо сережек. В итоге комиссия по судебной этике признала, что женщина опорочила судейское сообщество, и отправила ее в отставку.

Поэтому отзывы о работе в компании работодателя, о самом работодателе, о себе, как сотруднике этой компании, размещенные в сети Интернет, становятся доступны всем пользователям.

В связи с чем отслеживание работодателем информации о своем сотруднике вполне оправдано, поскольку подобные отзывы зачастую неоправданно порочат репутацию работодателя.

Однако Трудовой кодекс Российской Федерации не дает законных способов применить к сотруднику какой-либо вид дисциплинарного наказания, а тем более расторгнуть трудовой договор за неосторожное или некорректное высказывание в социальных сетях, за опубликованные фото или видео в личном профайле соцсетей скандального содержания.

Кстати, вышеназванный сотрудник немецкой компании Willich Даниэль, обжаловал свое увольнение в суде, после чего компания выплатила ему выходное пособие.

Но есть и противоположное решение суда, так Британский суд по трудовым спорам признал законным увольнение работника одного из магазинов Apple за негативные высказывания о компании в социальной сети. Об этом сообщается на сайте ifoAppleStore.com.

Суд посчитал существенным тот факт, что в корпоративных правилах Apple прописан строгий запрет на негативные высказывания о компании и ее продукции. Он также отметил, что даже приватные записи на личных страницах работников могут быть распространены их виртуальными друзьями и нанести ущерб имиджу компании.

Уволенный работник опубликовал закрытую запись в своем профиле в Facebook, которую впоследствии разместили у себя его коллеги и в итоге донесли содержание записи до начальства. В результате этого он был уволен «за грубый проступок».

При этом подчеркивается, что работникам компании не запрещено публиковать записи в Интернете, однако в их содержании не должно быть упоминания Apple. Под запретом в том числе и упоминание компании как места работы человека.

Если же проанализировать судебную практику в экономически развитых странах, в том числе и в России, то пока сложно проследить устойчивую тенденцию в вынесении единообразного судебного акта. Суды становятся как на сторону работодателя, так и работника. Причина этого состоит в том, что судебная практика пока отстает от темпов развития социальных сетей и масштабов активности работников в них.

Для формирования устойчивой практики потребуется несколько лет.
Россия в вопросах регулирования активности граждан в социальных сетях, вероятнее всего, будет ориентироваться на Запад.

Но как бы ни складывалась судебная практика, работодателю на случай возможного суда по заявлению уволенного работника, обязательно необходимо иметь в компании корпоративные регламенты, которые регулировали бы активность сотрудников в социальных сетях. При этом необходимо не просто прописать, что приветствуется компанией, а что нет, но и обосновать данные требования.

Например, та же корпорация Intel на своем сайте опубликовала «Правила использования социальных сетей в корпорации Intel», где предусмотрела личную ответственность каждого сотрудника за публикуемые материалы.

Это повышает безопасность информации, дисциплинирует сотрудников, вынуждая общаться вежливо в соцсетях, дозируя объемы информации.

Однако не стоит забывать, что социальная сеть – это отличный инструмент для маркетинга, продаж и построения социальных связей. Поэтому лучше создать максимально благоприятные условия для расширения полезных контактов в социальных сетях, чем на нелестные отзывы о работодателях, коллегах, и уж тем более клиентах.

[2]

Алексей Иванов, начальник Отдела кадрового консалтинга АКГ «Интерком-Аудит», к. ю. н.:

По общим правилам увольнение по инициативе работодателя возможно исключительно по основаниям, перечисленным в статье 81 ТК РФ. В соответствии с пунктом 5 названной статьи работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Таким образом, имеет значение установление того факта, является ли излишняя активность в социальных сетях нарушением трудовых обязанностей или нет. Полагаю, что при четком регулировании трудовой дисциплины любая активность работника в социальных сетях в рабочее время, не связанная с работой, может быть признана дисциплинарным проступком с соответствующими неблагоприятными последствиями для работника.

Что касается активности в социальных сетях работников в свободное от работы время на личных страницах и аккаунтах, то такие действия работника не могут быть предметом контроля со стороны работодателя. Вместе с тем, если излишняя активность работников в социальных сетях с точки зрения работодателя наносит репутационный вред имиджу компании, то в гражданском законодательстве есть правила, которыми организация может попробовать воспользоваться для защиты своей деловой репутации.

Читайте так же:  Как призвать к ответственности за заражение венерической болезнью

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ И КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ ЖУРНАЛА ЧИТАЙТЕ В ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ

В Омске учительницу уволили за фото в купальнике, такое увольнение законно?

Омскую учительницу, 26-летнюю Викторию Попову, уволили из школы после того, как в сети появились ее фотографии в купальнике.

А такое увольнение не нарушает личные права учительницы?

Смысл этой истории схож с недавними замечаниями, высказанному нашему президенту В.В.Путину за появление в СМИ его фотографий обнаженного по пояс. Путин абсолютно верно прокомментировал ситуацию словами, что он имеет право быть на отдыхе в том виде, какой считает нужным. Границы пристойности не нарушены и на фотографии учительницы из Омска. Купальник никак не выпадает из категории «одежда для спорта и отдыха». Любой человек вправе появится в нем в подобающем месте. Так почему не запечатлеть себя таким образом? Законы жанра и благопристойности не нарушены. Поводом для увольнения подобное никак быть не может.

В данном случае родители учащихся увидели данные фотографии в Интернете (не в социальных сетях) и потребовали школьное руководство принять меры, после чего Викторию Попову вынудили написать заявление по собственному желанию.

С точки зрения трудового законодательства данное увольнение нельзя считать незаконным, так как оно произошло по желанию работника.

Тем не менее аморальность подобного поведения вызывает большие сомнения — если, например, учащийся школы пошёл с родителями летом на пляж и они там встретили его учительницу в слитном купальнике, это же никак нельзя расценивать как аморальный проступок со стороны преподавателя. В летних детских лагерях на пляже и в бассейнах вожатые, воспитатели и тренеры в купальниках (девушки) и плавках (мужчины) — вполне обычное явление.

По некоторым данным, после встречи с министром образования Виктория Попова может продолжить преподавательскую деятельность в том же или другом учебном заведении.

Я считаю, что подобные действия являются вмешательством в личную жизнь человека. И дело всё в том, что бы на уровне принятия человека на работу была проверка его на профпригодность. Если работодателю не нравится, страница претендента Вконтакте (или в других социальных сетях), то он должен отказать работнику ДО вступления на должность. Наверное для этого и существуют службы безопастности. Более того, если работодатель счёл человека достойным на нужную ему должность, то он в договре должен прописать всё то, что ему не хотелось бы видеть у работника, как например пункт о неразглашении информации. И если работника не устроит такое вмешательство в его личную жизнь, он может отказаться от рабочего места.

Видео (кликните для воспроизведения).

На самом деле подобные примеры отвратительное внимание к личной жизни человека. Зачем тогда нужен профессиольный этикет, если смотрят на то, что ты делаешь в повседневной жизни? Может нужно увольнять и за то, что учителя ведут сексуальную жизнь и ходят на работу в беременном состоянии? Ведь в старшей школе (и не только) детям известно каким образом получаются дети — может это тоже будем считать аморальными поступками? Или человек курит. Он курит вне школы и рабочего времени. Это его выбор гробить здоровье, но учитель не является предметом для подражания, потому, что он не предмет, а человек со своей личной жизнью. И оценивать профессионализм нужно по поведению в школе, но ни как не за её пределами — личная жизнь человека вообще не должна волновать работодателя до тех пор, пока это не отражается на профессиональной деятельности (например, алкоголизм и пропуски уроков из-за «больничных»)

Личное примичание. Фото в купальнике очень даже милое, целломудренное и постановочное, что бы увидеть в нём какой-то скрытый смысл. Дети так же могут увидеть учительницу в купальнике, если она будет их сопровождающей в лагере на море (или купальник на пляж не одевать?)

1. Аэрофлот 1

Целыми двумя увольнениями в историю соцсетей вошла компания «Аэрофлот». Две стюардессы поплатились формой: сначала стюардесса Екатерина Соловьева посмеялась в Твиттере над авиакатастрофой «говномашины» Sukhoi Superjet-100 в Индонезии.

2. Аэрофлот 2

А недавно ее судьбу разделила коллега Татьяна Козленко, выложившая фото, на котором она показывает в спины пассажирам средний палец. Аэрофлот уточнил, что увольнение произошло по соглашению сторон, а впоследствии восстановил Козлову на прежнюю должность с полугодовым испытательным сроком.

3. Сбербанк

Одно из самых громких «сетевых» увольнений произошло в Сбербанке. Роковую роль в судьбе smm-менеджера сыграла неудачная шутка в Twitter о том, что если на стене мелом написать «Сбербанк», у стены образуется очередь из 30 пенсионерок. Кто пробовал? Работает?» Подобное замечание настолько задело Союз пенсионеров, что руководство банка не только было вынуждено публично извиниться, но и расстаться с сотрудником.

Выбирать между блогом в ЖЖ и карьерой помощника Депутата Госдумы от фракции ЛДПР пришлось Ирине Толмачевой. Автор блога писала, что ее дневник — «попытка систематизировать бесценный опыт, полученный в процессе трудовой деятельности в стенах Государственной Думы… Кроме описания живого жизненного опыта на страницах журнала вы найдете много интересной и полезной информации, имеющей отношение к публичной и не публичной политике нашей Родины». Видимо, перспектива такой популярности не понравилась потенциальным героям. Надо добавить, что сама г-жа Толмачева объясняла свои записи благими целями, но при этом она не заверяла материалы у спикеров, позволяла себе приводить цитаты без цензуры и не указывала свое имя под постами. Но блог был обнаружен, а автор — найден и уволен.

5. Учительница

После националистского высказывания в Интернете оказалась под угрозой карьера 46-летней преподавательницы истории из Уфы Гузалии Галимовой. Роковой стала запись о том, как ее раздражали российские туристки: «Русское бабье, как вас научилась ненавидеть, отдыхая в Турции. Как можно загадить все вокруг и испортить своим поведением менталитет турков-мужчин?». Теперь у нее есть еще одна причина не любить «русское бабье». После скандала учительница уволилась.

6. Телестудия «Петровка 38»

Эдие Лялина, сотрудница телестудии «Петровка 38», поплатилась работой за то, что подписала письмо в поддержку гастарбайтера из Узбекистана, сломавшему челюсть школьнику. По словам корреспондента, ей на службу были анонимно отправлены ее личные откровенные снимки из социальных сетей. При этом работодатель подтвердил, что причина увольнения — сочетание откровенных фото и удостоверения сотрудника ГУВД.

Из-за непристойных фотографий во «Вконтакте» была уволена и федеральный судья города Улан-Удэ Ирина Левандовская. Появление в сети фотографий радостной служительницы Фемиды в компании бутылок алкоголя было расценено как нарушение профессиональной этики.

8. Гордон vs Собчак

Наказание за свободу слова в соцсети постигло даже публичных журналистов. Дамоклов меч навис над радиоведущей Катей Гордон, которая в эфире «Маяка» поругалась с Ксенией Собчак. Из радиоэфира дискуссия выплеснулась на просторы Сети, где Гордон резко высказалась против Собчак, за что была отстранена от эфира. Работодатель отметил, что увольнение вызвано не скандальным эфиром, а именно публичными высказываниями в блоге.

Читайте так же:  Что в себя включают гарантийные обязательства по договору подряда

Уволили за соцсети

Увольнение за соцсети – это не редкость в наши дни. Причем, за опубликование скандальных фото в социальной сети уволить могут и

федерального судью и рядового сотрудника обычной частной организации.

В этой статье мы рассмотрим, является ли информация в социальных сетях поводом для увольнения с точки зрения закона?!

Итак, по официальной версии (для работодателя), сотрудник на больничном, а по данным его профиля в соцсети – весело празднует что-то со своими друзьями.

Или другой вариант, менее лицеприятный: на видео, выложенном в Интернете, отчетливо просматривается, как кассирша похищает деньги из кассы магазина.

Так есть ли стопроцентная гарантия того, что аудио- и видеозаписи и данные социальных сетей будут приняты в качестве доказательств? На самом деле, такой гарантии нет. Дабы аудио- и (или) видеозапись стала доказательством, необходимо соблюдение целого ряда условий.

Давайте разбираться! Возьмем видеозапись, с помощью которой могут быть доказаны такие факты, как совершение хищения на рабочем месте (ст.158 УК РФ), нетрезвое состояние работника на рабочем месте и т.д. Казалось бы, все очевидно, мы видим факт совершения действий, за который виновному предусмотрена ответственность, но процессуальное законодательство устанавливает, что ни видео, ни какие-либо другие доказательства не могут считаться бесспорными. Также и видеозапись, рассматриваемая как доказательство, может быть отклонена, но для этого суд должен счесть ее недопустимым доказательством.

Предлагаем Вам познакомиться с этой процедурой! Тот, кто представил видеозапись на электронном или ином носители, или тот, кто ходатайствует о ее истребовании, должен указать: когда, кем и на каких условиях осуществлялась запись (ГПК РФ, ст. 77). Соответствующие сведения могут быть указаны в ходатайстве о приобщении доказательств. При отсутствии указанных пояснений суд, как правило, отказывает в приобщении доказательства к материалам дела.

Дальше еще интереснее! Очевидно, что видеозапись позволяет идентифицировать личность. Так, на основании ст. 11 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» сведения, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность, являются биометрическими персональными данными. Следовательно, в рассматриваемом случае имеет место обработка биометрических персональных данных, а она правомерна только в том случае, если было получено письменное согласие этой самой личности. Таким образом, нет согласия — и некогда виновная личность с полным правом выдвигает протест против приобщения к делу видеозаписи. Основанием будет являться то, что запись велась с нарушением требований закона.

Дабы запись считалась сделанной в соответствии с необходимыми требованиями, мы рекомендуем работодателю иметь внутренний локальный акт, который бы и регламентировал порядок установки видеонаблюдения за работниками.

ВАЖНО: как минимум за 2 месяца до установки системы этот локальный акт должен был быть вручен сотрудникам для ознакомления, о чем должна стоять их собственноручная подпись. Если этого всего не было сделано, то есть все основания ссылаться на то, что имело место изменение условий трудового договора в одностороннем порядке по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (ТК РФ, ст. 74).

А может ли работодатель нести ответственность за неграмотное использование данных своих сотрудников из соцсетей? И ведь может! Так, несогласованное с работниками использование их личных фото может повлечь за собой административную ответственность (КоАП, ст. 13.11). В частности, специалисты Роскомнадзора считают «доску почета», размещенную в Интернете, общедоступным источником персональных данных. А в такого рода общедоступные источники сведения о физическом лице (его фото, ФИО, должность и т.д.) могут включаться только с письменного согласия субъекта персональных данных (ФЗ «О персональных данных», ст. 8). Таким образом, традиция размещения фотографий сотрудников (с указанием ФИО и должности) на досках почета может повлечь за собой предупреждение или наложение административного штрафа.

Для того, чтобы доказательство было оформлено надлежащим образом существует специальный алгоритм:

  • Во-первых, необходимо сделать скриншот фотоснимка.
  • Во-вторых, надо сохранить сделанный скриншот и распечатать его.
  • В-третьих, скриншот должен быть заверен подписью должностного лица с указанием ФИО и должности. Также необходимо указать время подписания.
  • В-четвертых, должен быть составлен акт документирования факта с указанием места и времени его составления, ФИО, должностей лиц, составивших акт, адреса веб-страниц и даты выдачи.

Примечание: судам особенно нравятся не просто скриншоты со временем и датой, но удостоверенные нотариально протоколы осмотра веб-страниц. Формально удостоверять скриншот в нотариальном порядке не обязательно.

Пренебрежение этим правилам, скорее всего, приведет к тому, что суд не примет фото из соцсети в качестве доказательства.

Теперь мы знаем, что бы там ни было опубликовано на Youtube или в соцсети, какие бы безобразия ни запечатлела видеокамера, перед увольнением работодателю придется доказать, что работник: во-первых, давал свое согласие на видеосъемку; во-вторых, точно знал, где и в каких помещениях расположены камеры.

Дабы избежать таких вот ситуаций увольнения за соцсети, необходимо помнить, что любые договоренности между работодателем и работником должны быть оформлены письменно. В экстренных ситуациях есть смысл обратиться за помощью юриста по трудовому праву.

Материал подготовил Андрей Санников

Почему госслужащие уходят из соцсетей? И правда ли это необходимо?

Вступивший в силу закон 224-ФЗ внёс существенные поправки в законы «О государственной службе» и «О муниципальной службе». Госслужащие теперь обязаны отчитываться о том, чем занимались в интернете в свободное от работы время. Этого ждали, этого боялись, но теперь оказывается, что события развиваются по худшему из сценариев: вместо заполнения декларации служащие буквально бегут из интернета! Закон, который не должен был, да и не мог ограничивать граждан в их базовых правах, таким ограничением де-факто стал. И перспективу теперь отдельные комментаторы рисуют поистине апокалиптическую. Но давайте обо всём по порядку.

Яблоко раздора: статья 20.2 (Представление сведений о размещении информации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»), добавляемая к старым текстам законов. Именно она требует начиная с этого года и каждый год, в срок до 1 апреля, от государственных и муниципальных служащих, а также лиц, претендующих на замещение соответствующих должностей, информировать своего нанимателя о всех местах в интернете, где они, действуя как частное лицо и идентифицировав себя, размещали любую общедоступную информацию. При этом претендент на должность служащего обязан предоставить отчёт за три календарных года до приёма на службу, а служащие — за год до подачи декларации.

Первую паническую волну — мол, придётся вспоминать все тысячи мест, в которых оставил хотя бы одну строчку или «лайк», раскрывать пароли, сообщать не только о веб-сайтах, но и службах обмена мгновенными сообщениями, и т.д. и т.п. — удалось сбить благодаря разъяснениям Минтруда. В министерстве разработали методичку по заполнению «интернет-декларации», поясняющую, в частности, что речь только о сайтах, на которых служащий разместил свою фотографию, имя и фамилию, что интернет-магазины и сервисы мгновенных сообщений упоминать не требуется, и что о раскрытии паролей речи тоже не идёт. Таким образом перечень сайтов, присутствие на которых подлежит декларации, фактически сводится до служб знакомств и социальных сетей: В Контакте, Одноклассники, Facebook, Google+, Twitter и им подобных.

Читайте так же:  Как вернуть купленный товар в интернет-магазин

И это значительное послабление по сравнению с той страшной картиной тотального «интернет-контроля», которая рисовалась комментаторами, вольно трактовавшими закон ранее: по крайней мере не придётся бояться, что, забыв задекларировать какой-нибудь интернет-форум, где оставил пару строк, будешь обвинён в искажении данных и уволен. Но это же и новая большая проблема. Дело в том, что именно социальные сети за последние годы стали главной площадкой для выражения мнений в частном порядке. Так для чего государству вдруг понадобилось вторгаться в частную жизнь гражданина (а это, как гласит Конституция, в том числе «внеслужебные занятия»)?

Ответ, данный всё тем же Минтрудом, настолько же простой, насколько и сомнительный: «интернет-декларация» призвана обеспечить «соблюдение гражданскими служащими правил профессиональной этики». Переводя с канцелярита на человеческий язык, государство очевидно желает убедиться, что даже в свободное время служащие не занимаются вещами, несовместимыми с нравственным обликом государственного служащего Российской Федерации. Правда, что именно может быть критерием такой несовместимости, сказать определённо нельзя: соответствующих разъяснений не дано, а увольнений пока не было. Но комментаторы предполагают широкий спектр «проступков»: от неумеренной критики первых лиц государства и радикальных политических пристрастий до, простите, банальных матерных анекдотов и непристойных изображений.

Непонятно и то, станут ли называть истинную причину увольнения в случае обнаружения проблем с задекларированной интернет-активностью. По правде говоря — этого вряд ли стоит ожидать. Скорее всего увольнять будут с обтекаемой, ничего не объясняющей формулировкой «служебное несоответствие». Так что, потеряв работу, служащий и не поймёт даже, за что именно вылетел!

Всё это заставляет думать, что новый закон призван не столько вскрывать факты ненадлежащего поведения в интернете, сколько помогать такое поведение предотвращать. Вроде бы очевидный вывод, который, однако, привёл к трагедии: государственные и муниципальные служащие в последние недели начали массово социальные сети покидать! Во избежание недоразумений, как говорится.

Вопрос, в какой степени новый закон нарушает конституционные права граждан, открытый. С одной стороны — налицо факт вмешательства в частную жизнь гражданина (а госслужащий ведь тоже гражданин, со всеми правами и свободами!). С другой — понятна забота государства о своём имидже в новых быстро меняющихся условиях. Ведь если бы раньше госслужащий, например, был замечен в участии в каком-нибудь радикальном политическом мероприятии, вопросу о соответствии им занимаемой должности никто не удивился бы. Но сегодня именно социальные сети стали главной площадкой для выражения мнений и социальной активности — и со стороны государства разумно контролировать это направление. Другой разговор, что реализован такой контроль мог бы быть менее заметно, без принуждения и даже без привлечения самих служащих. По крайней мере это позволило бы избежать разговоров о «возврате к тоталитарному режиму».

Однако истинная проблема не в том, возвращает 224-ФЗ Россию к тоталитаризму или нет. Главная проблема, повторюсь, в том, что социальные сети стали главной площадкой для выражения мнений и, желает того кто-то или нет, самым популярным каналом связи, в том числе, между государством и гражданином. Давно уже как официальные, так и неофициальные комментарии принято давать в соцсетях: там их проще всего донести до целевой аудитории, там же их проще всего обсуждать. И всё чаще бывает так, что провести грань между официальным и частным трудно или невозможно: госслужащий, дающий на страницах соцсети разъяснения по профессиональным вопросам под собственным именем, может выступать и как частное лицо, и как представитель государства.

Проводить грань здесь на самом деле и не требуется, ведь такое присутствие госслужащих само по себе чрезвычайно ценно: в результате государство лучше понимает, что происходит «на земле», а простые граждане получают шанс заглянуть «на кухню», где принимаются социально-важные решения. И государству бы этот стихийно сформировавшийся механизм поддерживать, лелеять! А вместо этого оно его пытается уничтожить.

Перспектива на ближайшее будущее теперь: массовый переход госслужащих «в тень». Ведь они тоже люди, у них есть семьи, друзья, коллеги, так что социальные сети и интернет они, конечно, не покинут. Вместо этого начнут регистрироваться под вымышленными именами и вообще стараться вести себя в Сети так, чтобы нельзя было «вычислить», привязать к настоящему имени. И тот факт, что они не уйдут насовсем, без сомнения должен радовать. Огорчает то, что качество этого канала связи, конечно, уже не будет прежним.

Но что же делать? Я дам парадоксальную рекомендацию: не бойтесь и ничего не меняйте, если ещё свои аккаунты в соцсетях не закрыли! Бояться не стоит потому что, во-первых, проверка «интернет-декларации» в большинстве случаев неизбежно сведётся к беглому её прочтению, то есть будет чистой формальностью: слишком много сведений придётся проверять!

Во-вторых, не стоит поддаваться панике: чтобы нарваться на неприятности, придётся сделать что-нибудь действительно ужасное, увольнять за одни лишь неприличные анекдоты, конечно, не станут. Да и что вам скрывать, по большому счёту? Закон требует декларировать интернет-активность, проводившуюся под вашим настоящим именем. Но вся она уже открытом доступна всем желающим! В том числе и любым проверяющим, буде такие найдутся.

Наконец, в-третьих, чем меньше госслужащих останется в соцсетях, тем дороже они будут цениться. Цениться как простыми гражданами (имеющими возможность задать вопрос в неформальной обстановке и получить квалифицированный ответ), так и — парадокс! — начальством на самой службе (ведь, понимая, что происходит «на земле», можно принимать и более качественные решения).

Что делать, если вас увольняют за посты в социальных сетях?

Принимая решение о приеме на работу, многие руководители предварительно просматривают аккаунты в социальных сетях у претендентов на должности. И далее стараются отслеживать сетевую активность сотрудников.

Спрашивается: насколько точно могут рассказать о деловых качествах человека картинки с котиками и комментарии к чужим фотографиями? Многие уверены, что достаточно точно. Тем более, что некоторые чересчур откровенны в интернет-общении и не скрывают своих политических убеждений, взглядов на жизнь, сексуальной ориентации и т.д.

[3]

Попробуем разобраться, насколько эффективна подобная кадровая политика и стоит ли опасаться за свое трудоустройство и качество последующей работы фанатам социальных сетей?

Читайте так же:  Брачный договор на ипотечную квартиру

Имеют ли право работодатели отслеживать аккаунты подчиненных в соцсетях?

Вообще, отслеживание личной жизни работников и использование фактов этой жизни для регулирования рабочих отношений — это не что иное, как дискриминация, ответственность за которую черным по белому прописана в Трудовом кодексе Российской Федерации (ст 3). Там совершенно однозначно говорится, что дискриминация недопустима ни при приеме на работу, ни при увольнении.

Между тем случаи, когда человек подвергается этой самой дискриминации из-за социальных сетей при трудоустройстве и после, уже на рабочем месте — совсем не редкость.

Важно: статья 3 Трудового кодекса Российской Федерации гласит, что человека не имеют право не принять на работу или уволить с нее за принадлежность к какой-то общественной организации или сообществу (кроме экстремистских и иных, признанных вне закона), а также за порочащие его сведения, полученные из социальных сетей.

Возникает вопрос: как доказать, что на работу тебя не взяли именно по этим причинам (с увольнением-то все понятно — работодатель обязан написать статью, по которой он увольняет сотрудника, и последний свое увольнение может обжаловать в суде, потребовав доказательств и предоставив свою трудовую книжку с соответствующей записью)? Очень просто. Теперь, согласно ст 64 ТК РФ, работодатель, отказавший в трудоустройстве соискателю на вакантную должность, обязан дать последнему письменный отчет (по требованию) по причинам такого отказа.

[1]

Что же касается сексуальной ориентации, как причины неприема на работу или увольнения, то она будет признана незаконной со всеми вытекающими отсюда последствиями. И даже при естественном отсутствии подобной записи в трудовой книжке, достаточно будет предоставить доказательства (хватит устного заявления двух свидетелей), чтобы суд принял сторону истца и обязал работодателя восстановить на работе сотрудника, уволенного из-за его принадлежности к сексуальным меньшинствам. Более того, истец может потребовать компенсации морального вреда, и такой иск будет наверняка удовлетворен, как и требования о выплате компенсации за период, прошедший между увольнением и восстановлением на службе.

Кстати, тех, кто открыто заявляет о своей нетрадиционной ориентации в сети, могут запугивать еще и «пропагандой нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», запрещенной российским законодательством (статья 6.21 КоАП РФ). И здесь нужно быть очень осторожным — не перешагнуть грань между личным выбором и действительно «пропагандой». Потому что недоброжелатели действительно могут использовать информацию аккаунта: сообщить руководству, принудить к увольнению «по собственному желанию» и даже передать сведения правоохранительным органам.

Важно: к «группе риска» принадлежат сотрудники школ, судов, прокуратуры, полиции и тому подобных структур. Вот их легко уволить за поведение «не соответствующее статусу».

Что делать, если вас увольняют за посты в соцсетях или не берут на работу?

Сегодня кадровые службы многих крупных коммерческих компаний подробно и с пристрастием изучают профили в социальных сетях. Там ищут сотрудников и контролируют тех, кто уже работает, анализируя их личностные и профессиональные качества.

Однако не стоит забывать, что отказ в приеме на работу или увольнение из-за небольшого количества друзей, снимков фривольного содержания и тому подобных вещей, незаконны. И вот тут не получится сослаться на «аморальность» и на право ее определения. Ведь на таких предприятиях, как правило, не работают люди, ответственные за воспитание, а уж, тем более, судьи, прокуроры и иже с ними. А уволенным или непринятым по таким «нестандартным» причинам не нужно молчать, а необходимо жаловаться и подавать в суд, отстаивая свою правоту.

Кстати, согласно ТК РФ, также нельзя уволить и не принять на службу «за мнение». В том числе политическое. А то многие работодатели уверены, что вся компания, «в едином порыве» должна думать и высказываться «в одном направлении» с руководством. А это не так. Ни в коем случае нельзя увольнять человека за его собственную позицию, если она не квалифицируется, как «несоответствие занимаемой должности». Но в этом вопросе очень серьезные процедурные моменты, не соблюсти которые работодатель не в праве.

Но вот что делать в специфических случаях? Например, гражданин — журналист, а его личные политические (или иные другие) убеждения принципиально расходятся с позицией редакции издания, в котором он трудится. Его можно уволить «за несоответствие занимаемой должности»? По убеждениям — нельзя. А «несоответствие» придется доказывать на общих основаниях, согласно ст 81 ТК РФ и письму Роструда от 30.04.2008 № 1028-с «Об увольнении работника вследствие недостаточной квалификации». Но это трудно, как уже было отмечено выше. Правда, к строптивому журналисту можно применить статью «О разжигании вражды или межнациональной розни» (если признаки таковой налицо). Но тут речь будет идти уже не об увольнении, а об уголовной ответственности.

Важно: нужно непременно отстаивать собственные права, если увольняют из-за содержания аккаунта в социальной сети.

Часто работодатель пытается прописать запреты на высказывание личного мнения в трудовом договоре. И это тоже незаконно. Помимо общих положений (ст 57 ТК РФ) в него (договор) могут быть внесены только те пункты, которые не ухудшают положения работника. А подобные «приписки» будут явно ухудшать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вывод из всего вышесказанного очевиден: нужно просить письменное уведомление с указанием причин, когда отказывают в приеме на работу или пытаются уволить. А, если там окажется пункт, касающийся сетевого общения или информации, которая могла быть получена из профиля в социальной сети, обращаться в суд. Следует также отстаивать свои права после (и до) увольнения со службы из-за содержания личного аккаунта. И ни за что не надо увольняться по собственному желанию (как бы ни вынуждали), если уверены в своей правоте и надуманности причин, по которым от вас хотят избавиться. Кроме того, при малейшем подозрении на опалу, необходимо собирать доказательства: фиксировать телефонные и личные разговоры, копить письменные документы, привлекать свидетелей. И не забывать требовать в суде компенсацию морального вреда и вынужденной безработицы между увольнением и восстановление на работе.

Источники


  1. Власова, Т.В. Теория государства и права / Т.В. Власова. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 226 c.

  2. История Библиотеки Академии наук СССР. 1714 — 1964 / ред. М.С. Филиппов. — М.: М-Л: Наука, 2017. — 600 c.

  3. Астахов Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Астахов, Павел. — М.: Эксмо, 2016. — 320 c.
  4. Жинкин, С.А. Теория государства и права. Конспект лекций / С.А. Жинкин. — М.: Феникс, 2017. — 602 c.
Увольнение из-за фотографий в соцсетях. правомерно ли это
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here